Статьи

Обрезать или пропустить?

Как-то я работал как системный инженер на праздничном концерте. Это было ретро-путешествие в 60-е, с тремя или четырьмя артистами, которые были, скажем прямо — из тех лет. У них не было звукоинженеров, так что пришлось поработать и в этом качестве.

Саундчек прошёл нормально. Артисты прогулялись по своим хитам, а нанятый аккомпанирующий коллектив был удивительно хорош. Ничего не оставалось делать, разве что — перекусить и ждать, пока толпа с «белыми волосами, синими волосами и без волос» заполнит площадку перед сценой.

Стартуем. Группа играет интро, все звучит в олд-скульной роковой манере, выходит ведущий. Он более оживленный, чем на саундчеке – бегает по сцене, призывает толпу отложить ходунки и начать танцевать, в общем, задаёт настроение.

Вдруг я слышу непонятный звук бочки, совсем не к месту. Я надеваю наушники и начинаю «соло» каналов. Удары появляются и пропадают, и только когда я соединяю глаза и уши вместе, то понимаю, что звезда (будем называть его здесь «Фрэнки»), носится по сцене, периодически хлопая в ладоши, держа в руке свой SM58.

Сначала я подумал заменить ему микрофон на другой, у которого имелась кнопка mute, но это заняло бы много времени, а я не мог оставить место за пультом. Так что я потянулся к переменному регулятору обрезного фильтра на его канале, и прогнал его до 300 Гц. Его голос немного поредел, но я сомневаюсь, что кто-нибудь это заметил, кроме меня.

Проблема решена.

Борьба с нежелательным

Обрезной фильтр (low cut, он же high-pass filter), вероятно, одна из наименее используемых функций на консоли. Самый распространенный способ применения — для борьбы с нежелательным эффектом приближения (proximity), который заключается в повышении отдачи на низких частотах у направленных микрофонов по мере приближения к источнику звука.

Характеристики направленности кардиоидного и гиперкардиоидного микрофонов получают благодаря портам в микрофонном капсюле, которые позволяют звуку достигать задней стороны диафрагмы, не только передней. Длина портов создает разность в длине пути звука между достижением передней и задней части диафрагмы.

Перепады давления между передней и задней частями диафрагмы заставляют её двигаться. Разница в давлении возникает из-за двух факторов: фазы и амплитуды.

Фазовая составляющая является доминирующей на высоких частотах. Длина волны на 20 кГц чуть более половины дюйма. Длина порта между передней и задней частями диафрагмы довольно большая в процентах от длины волны, так что может произойти почти полное обнуление.

Это одна из причин, почему направленность микрофона меняется с уменьшением частоты, и почему диафрагма кардиоидного микрофона затухает примерно 6 дБ на октаву с подъемом частоты. Помните: чем больше разность давлений, тем больше движения диафрагмы.

Но ключом к эффекту близости является неравенство амплитуд. Закон обратных квадратов говорит нам, что каждый раз, когда мы удваиваем расстояние от источника до диафрагмы, то теряем 6 dB. Это очень мощно работает на коротких расстояниях: например, разница в четверть дюйма от микрофона и полдюйма от микрофона составляет 6 dB.

Это также означает, что разница в длине пути от передней стороны диафрагмы до задней приобретает тем большее значение, чем ближе источник звука.

Так как фазовое обнуление определяется в процентах от амплитуды любой заданной частоты, то доминирующим фактором на близком расстоянии становится амплитуда, а не фаза. Фазовая часть уравнения имеет все меньше и меньше эффекта при увеличении длины волны, а амплитудная часть справедлива на всех частотах.

Отсюда и эффект приближения.

Эффект приближения может достигать частоты 500 Гц в зависимости от микрофона, хотя наиболее распространенной является граница 200-300 Гц. Разница в амплитуде может быть до 16 dB! Вероятно, поэтому обрезные фильтры ставятся на микрофоны и располагаются на консолях сразу за регулятором усиления.

Другие преимущества

Регулируемые обрезные фильтры также могут быть использованы, чтобы помочь очистить общий микс.

Одна из вещей, которую мы знаем из аудиологии, это то, что низкочастотные звуки могут затенять звуки более высокой частоты, но не наоборот. Это один из принципов звуковой маскировки, которая в живом исполнении не так уж и необходима.

Многие микс-инженеры реагируют на это бессознательно, убирая на графическом EQ 125 Гц и 160 Гц. Действительно, многие помещения создают проблемы в этом диапазоне частот, но комната — только часть проблемы.

Давайте подумаем о физике звуковых волн низкой частоты.

На 100 Гц длина волны составляет 3,4 метра (на уровне моря, при 20 градусах по Цельсию и т. д. и т. п.). Эта частота, как правило, выше точки разделения с сабвуферами, так что она должна быть воспроизведена основным массивом.

Для того чтобы обеспечить хорошую направленность на любой частоте длина массива должна быть больше, чем длина волны. Если длина массива меньше, чем интересующая нас частота, то он ведет себя на этой частоте как всенаправленный источник.

Даже если линейный массив достаточно длинный, вы получаете выгоды только от направленности по вертикальной оси. Если ширина массива чуть больше метра, это означает, что в горизонтальной плоскости ненаправленное излучение начинается около 250-300 Гц.

Что находится в непосредственной близости от массива по горизонтальной оси? Сцена. И микрофоны на сцене.

Даже если сабы работают от отдельной шины на консоли (что я очень рекомендую), есть еще энергия от источников, не отправленных на сабы, которая находит свой путь обратно к сценическим микрофонам.

Потому что те же законы физики справедливы для сценических источников звука, как и для основных массивов — микрофоны захватывают желательный музыкальный контент в этом частотном диапазоне – плюс соседние инструменты, сценические мониторы, резонансы помещения, плюс проникновения от основной системы на частотах ниже 300 Гц.

Это происходит, даже если мы не позволяем артисту хлопать в ладоши с микрофоном в руках или притопывать по основанию микрофонной стойки. И чтобы усугубить проблему — кардиоидная диаграмма направленности микрофонов не является таковой на нижних частотах.

Закон обратных квадратов (с учетом канального компрессора) — ваш единственный друг на данный момент!

Последовательные шаги

Итак, что делать бедному звукоинженеру? Направленные кардиоидные сабы и кардиоидные сабовые массивы несильно могут помочь от ненаправленной части излучения основного массива, который расположен близко к сцене.

Мы уже сделали успехи в очистке звука на сцене (по крайней мере — в некоторых случаях) с применением персонального мониторинга и размещения инструментальных усилителей в изолированных кабинетах.

Хотя эти методы довольно полезны, есть еще один инструмент в нашем распоряжении: обрезной фильтр с переменной частотой на ячейке консоли.

Чем раньше в цепи сигнала мы разберемся с этими проблемами, тем лучше, поэтому обрезные фильтры также встречаются на многих отдельных микрофонных предусилителях. Если ваши микрофоны имеют фильтр, попробуйте сначала включить его. Если он не безобразит звук инструмента, оставьте его включенным.

Далее, на саундчеке начните процесс эквализации каждого микрофона, смещая границу обрезного фильтра до тех пор, пока не услышите, что это влияет на звук. Очевидно, есть определенные материалы, которые могут оказаться вне этого процесса: бочка, бас-гитара и нижний микрофон фортепиано. Ди-боксы и другие прямые каналы тоже не в счет, поскольку они не захватывают окружающий звук.

Затем, во время шоу, прослушайте каждый микрофон в наушниках, обеспечивающих хорошую низкочастотную изоляцию, и вы обнаружите, что можете немного «обмануть» свои обрезные фильтры, сдвинув частоту чуть повыше.

Кстати, и мониторный инженер может сделать то же самое, только он/она может быть немного более агрессивным с ним. Исполнители на сцене не имеют обрезных фильтров на персональных приемниках, и многие ушные вкладки не делает серьезной работы по изоляции низких частот.

Выгода

Применение этого подхода приводит к сокращению регулировок в диапазоне 125-200 Гц на системном эквалайзере, потому что вы решаете проблему у ее истоков.

Вы также будете удивлены возросшей ясностью в общем миксе. Система будет иметь больший хедрум, поскольку мы расчистили диапазон, обладающий реальной энергией.

Помните: мусор на входе – мусор на выходе. Зачем он в вашем миксе, когда его можно обрезать еще на подходе?

А нужное — пропустить.

Брюс Мэйн




Комментарии


Это интересно

© 2017 Все права успешно нарушены.

Стартуем!